ОГАУЗ Томская областная клиническая больница (ТОКБ)
Размер шрифта: A A A
Изображения: Выключить Включить
Цвет сайта: Ц Ц Ц
Главная  /  СМИ  /  "Мне долго снился Афган": врачи Томской ОКБ - о воинской службе

"Мне долго снился Афган": врачи Томской ОКБ - о воинской службе

Источник: газета "На здоровье!" (09/02/2016)
23 Февраля - праздник прежде всего тех, кто в разное время отстаивал интересы государства и выполнял свой воинский и служебный долг. К ним относятся и военные медики. Около 50 сотрудников Томской областной клинической больницы (ОКБ) в свое время проходили военную службу, а пятеро из них являются ветеранами боевых действий. Раньше они спасали жизни солдат, а сегодня с такой же ответственностью возвращают здоровье пациентам.

«Мне долго снился Афган»

Евгений Зиновьев – врач-отоларинголог высшей категории, имеющий сертификаты пластического и эндоскопического хирурга. В Томской ОКБ трудится 21 год, с момента окончания медуниверситета. Доволен, что его детская мечта - стать врачом - исполнилась. Но судьба могла распорядиться по-иному.

После окончания школы Женя не добрал несколько баллов, чтобы поступить в Томский мединститут, и его забрали в армию. Шел 1986-й год. Вместе с другими призывниками из Сибири и Урала он попал в элитные воздушно-десантные войска (ВДВ) и через 3 месяца учебы оказался в Афганистане.

Так на долю его поколения выпало тяжкое испытание – в 18 лет столкнуться со смертью, болью, ужасами войны. «Но у большинства новобранцев страха не было, - вспоминает сегодня Евгений Николаевич. - Советская идеология, комсомол воспитывали нас в духе патриотизма, выполнения интернационального долга. Армия была в то время сплоченным коллективом, мы чувствовали моральную поддержку».

Евгений попал в знаменитую 56-ю отдельную гвардейскую Краснознаменную десантно-штурмовую бригаду, которая ведет свою историю со времен Великой Отечественной войны. В Афганистане бригада дислоцировалась в г. Гардез, недалеко от Кабула, а боевые действия вела на всей территории Демократической Республики Афганистан (ДРА). В 1987-1988 годах бригада принимала участие в крупномасштабных армейских операциях, в том числе такой, как «Магистраль». Тогда развернулись ожесточенные бои за афганскую провинцию Хост на границе с Пакистаном. Десантники перекрывали караванные пути из Пакистана, чтобы моджахедам (душманам) была недоступна военная помощь извне. Там, на перевале Хост, в маленькой землянке Евгений встретил свой 20-й день рождения.

Об этой и других военных операциях Евгений Николаевич говорит скупо: «На вертолетах мы прибывали в заданную точку, десантировались со всем необходимым, уходили на боевое задание на несколько суток. Занимались разведкой, зачисткой кишлаков, выслеживали караваны».

Судьба его хранила, лишь однажды он получил контузию, когда их БМП (боевая машина пехоты) налетела на фугасный снаряд. В конце службы сержант Евгений Зиновьев был командиром БМП-2. Домой увез несколько наград, самая главная из которых - медаль «За боевые заслуги» - нашла его уже в медуниверситете, куда он поступил сразу же после армии.

На мой вопрос, чему же научили его те годы, Евгений Николаевич отвечает:

- Война научила многому. Вчерашние мальчишки, мы взрослели в одночасье. В экстремальных условиях суть человека быстро раскрывается. На войне особенно ценны преданность, порядочность, надежность. И главное, ты сразу и навсегда осознаешь, что самое ценное в этом мире – сама жизнь, которая очень хрупка. Об этом я всегда помню и как врач стараюсь к каждому пациенту относиться предельно внимательно.

А Афган мне поначалу часто снился – бесконечные горы и друзья, которых навсегда потерял. Сегодня то время вспоминаю с одноклассниками – нас трое, кто прошел дорогами афганской войны. Мы не ропщем, время было такое, и мы поступали как настоящие мужчины. Моему сыну 24 года, я не хочу, чтобы ему хоть как-то пришлось узнать, что такое война. Но если Родина призовет, думаю, он тоже поступит как настоящий мужчина.

В военном госпитале Чечни

У заведующего ожоговым отделением ОКБ, хирурга высшей категории, подполковника медицинской службы запаса Марата Евескина большой опыт клинической работы. Но особое место в нем занимает командировка в Чечню, в первую чеченскую кампанию.

Марат вырос в Казахстане в семье медиков – отец был хирургом, мать – терапевтом, по их стопам пошли дети. Со школьных лет Марат мечтал быть военным врачом. В армии, как учил отец, быстрее можно стать настоящим специалистом и воспитать в себе мужские волевые качества. Поэтому на старших курсах медвуза Евескин перевелся в Томск на военно-медицинский факультет мединститута, который окончил в 1987 году. Пять лет выпускник служил в Монголии врачом медпункта полка, потом окончил клиническую ординатуру по хирургии на ТВМФ, затем его направили начальником хирургического отделения в Саратовский госпиталь.

Когда поступил приказ отправляться в Чечню в феврале 1996 года, Евескин был уже состоявшимся специалистом и опытным хирургом. Работать пришлось в военном госпитале Ханкалы, недалеко от Грозного.

- Первая чеченская кампания, пожалуй, была образцом неразберихи, несогласованности действий военных. Большая страна распалась, советская армия развалилась, а на ее обломках еще не окрепла российская армия. Всё это сказывалось на ведении военных операций, а в конечном счете - на огромном количестве жертв и ранений, - рассказывает Марат Шамельханович. - Ханкалинский госпиталь включал 100 коек, а в отдельные дни количество раненых доходило до двухсот. Они поступали с территории военных действий, с блокпостов, из любой точки Чеченской Республики. Пострадавшие были с минно-взрывными, огнестрельными, пулевыми, осколочными ранениями, с ожогами. Из них около 20% нуждалось в сложных оперативных вмешательствах. Под неумолкаемый шум вертолетов и бронетехники, в стесненных условиях приходилось работать почти сутками. Восемь хирургов еле справлялись с потоками больных, тяжелых отправляли дважды в сутки бортами в госпитали Владикавказа, Моздока.

Самым востребованным напитком у врачей был крепкий кофе, который позволял хоть как-то держаться на ногах, - продолжает Марат Евескин. - Ведь помимо оказания врачебной помощи нужно было оперативно заполнять необходимые документы, от которых зависела дальнейшая судьба получившего ранение.

Так что и глаза слипались, и ручку роняли от усталости, но отдохнуть хоть немного даже в мыслях не было. Как можно отдохнуть, когда перед тобой 18-летний мальчишка без ноги, а то и без обеих, и корчится от боли? И хоть раненые по возрасту мне еще не годились в сыновья, я всех называл «сынок» - «потерпи, сынок», «сейчас будет легче, сынок». Ведь все они наши дети, и каждого ждала мать, сестра, невеста… Больно и обидно было за судьбы покалеченных ребят.

Наш госпиталь по сути был перевалочной базой, перед глазами ежедневно мелькали десятки людей. Но вот один «счастливый» случай запомнился. Поступил боец с головной болью, на рентген-снимке обнаружили небольшую пулю в правой гайморовой пазухе, причем входного отверстия нигде не было. Очевидно, боец кричал, и в это время пуля через рот попала в пазуху носа. Отправил его с легким сердцем в другой госпиталь.

В Ханкале Евескин пробыл чуть более 3-х месяцев, но очень долго морально приходил в себя после увиденного. А самой большой благодарностью за самоотверженную работу считает спасенные жизни бойцов.

Чечня кроме большого практического опыта научила его еще бережнее относиться к пациентам. Про каждого своего больного он знает многое – не только как зовут, но и в какой семье живет, чем «дышит». Ведь человеку помимо медицинской помощи нужна еще и психологическая.

С 2000 года он работал в клиниках ТВМИ начальником ожогового центра, а с 2011 года, после закрытия госпиталя, возглавил такое отделение в составе ОКБ. В год лечение здесь получают около 130 человек. Не так много по сравнению с другими отделениями, но каждый пациент ожогового – «штучный экземпляр». В зависимости от тяжести ожогов может существовать угроза жизни, а лечение бывает упорным и длительным. Часто здесь так же, как на войне, нужно молниеносно оценить ситуацию, принять срочное, но правильное решение, учитывая все нюансы.

- К нам попадают больные с производственными ожогами, но чаще с бытовыми травмами – жертвы пожаров в деревянных домах, бомжи с теплотрасс, - замечает зав. отделением, - и наш коллектив в 29 человек прикладывает все силы, чтобы спасти или вылечить каждого человека. Любая жизнь бесценна.

С ожогами справляются по-военному

Врач-хирург высшей категории Владимир Ерошенко в недавнем прошлом – подполковник медицинской службы, отличный организатор. Его опыт и знания находят применение в ожоговом отделении ОКБ.

Судьбы его и коллеги, заведующего ожоговым отделением Марата Евескина, во многом схожи. Оба получили дипломы военно-медицинского факультета Томского мединститута, только Ерошенко на год раньше. Оба служили в Монголии, окончили ординатуру по хирургии на кафедре военно-полевой хирургии ТВМФ. Владимира также направляли в различные точки страны, но потом он вернулся в Томск, в военный госпиталь. Здесь он возглавил отделение неотложной хирургии, затем военную поликлинику. Военное руководство высоко ценило его организаторские способности.

- В госпитале мы оказывали плановую хирургическую помощь не только военнослужащим и их семьям, но и всем взрослым жителям города, - вспоминает Владимир Владимирович. - Дежурили по скорой помощи раз в неделю, и многие томичи стремились попасть именно к нам, так как госпиталь славился хорошим оборудованием, квалифицированными кадрами и по-военному четко организованной медпомощью.

Приходилось выезжать или вылетать в определенные районы области. Так, в канун новогоднего праздника поступил приказ мне, еще одному хирургу и анестезиологу срочно вылететь на вертолете в Колпашево, где стояли космические войска. Там в кочегарке под транспортир попал рабочий, и мы, забыв о времени, занимались реанимационными мероприятиями. А дома близкие в полном неведении уже не надеялись встретить с нами новый год.

После закрытия госпиталя Владимир Владимирович 5 лет трудится в ОКБ. Клинический опыт, накопленный в Областном ожоговом центре, где работали одни военные, сохраняется и развивается. В ожоговом отделении также приходится заниматься экстремальными случаями.

«Все помнят взрыв газового баллона в квартире на ул. Сибирской, 33, тогда пришлось спасать жизнь хозяину квартиры (который сегодня жив-здоров), оказывать помощь другим пострадавшим. Был случай взрыва баллона на СХК, где пострадал сотрудник, первоначально помощь ему оказали также в нашем отделении. У нас есть вся современная аппаратура и техника, в том числе специальная противоожоговая кровать, чтобы оказывать медпомощь на высоком уровне», - заключил Владимир Ерошенко, Отличник здравоохранения и Отличник тыла Вооруженных Сил.

В его семье складывается военная династия – сын, майор медслужбы, сейчас преподает в Петербургской военно-медицинской академии, и отец этим очень гордится.

«Приказы – только выполняются!»

Начальник отдела медицинской статистики ОКБ, майор медицинской службы запаса Евгений Дмитриев к своим обязанностям относится с военной закалкой – ответственно, не считаясь со временем.

Во время военной службы судьба бросала его из одной точки Союза в другую. После окончания военно-медицинского факультета Томского мединститута (1972 год) он был направлен в погранвойска и с того времени побывал во многих пограничных округах.

Вначале была погранзастава в Казахстане, на границе с Китаем. Там он начинал службу врачом медпункта полка. Вскоре его перевели в Калининградскую область, потом в Закарпатье, Читу… Каждый раз вся его молодая семья спокойно паковала чемоданы, отлично понимая, что в армии приказы не обсуждаются, а только выполняются.

Уже в Чите военная карьера Дмитриева достигла высот: работал в окружном госпитале Забайкальского пограничного округа начальником терапевтического отделения, затем стал старшим терапевтом округа.

По семейным обстоятельствам вскоре вернулся в Томск, с должности начальника медслужбы полка внутренних войск Евгений Дмитриев, кавалер медали «За службу в Вооруженных Силах», ушел на пенсию.

- Во время службы в пограничных округах приходилось заниматься лечением различных патологий, но особые силы мы направляли на борьбу с инфекциями - кишечными, вирусными, - вспоминает ветеран военной службы Евгений Викторович. - Если случалась вспышка инфекции, то работали, не считаясь со временем. Занимались и психологическими проблемами. Уже в то время, например, в Закарпатье отношение местного населения к советским военным было недоброжелательным.

Закончив с военной карьерой, Евгений Викторович из медицины не ушел. Работал начальником медстатистики военного госпиталя, а затем пришел в аналогичный отдел ОКБ.

Здесь его компьютерную грамотность, аналитические способности и ответственность отметили, и уже около года он возглавляет отдел медстатистики, хотя считает, что эту должность надо уступить молодому специалисту. Он так же, как когда-то на службе, не считается со временем.

Сегодня, готовя годовые отчеты по разным разделам деятельности ОКБ, бывает, засиживается допоздна. И, нисколько себя не жалея, говорит: «Мы, военные, привыкли: раз сказали надо – значит надо! Распоряжения, как и приказы, только выполняются!»

Эпидемиолог с афганским опытом

Александр Михайлов посвятил военной эпидемиологии 26 лет службы и сегодня отлично справляется с обязанностями по обеспечению эпидемической безопасности в ОКБ.

Подполковника медицинской службы запаса Александра Георгиевича Михайлова знают многие выпускники военно-медицинского факультета Томского мединститута, здесь он работал старшим преподавателем дисциплины «военная эпидемиология» с конца 70-х по 1998 год, воспитав целые поколения военных врачей.

Отсюда в конце 1985 года был направлен в 3-месячную командировку в Афганистан в качестве главного санитарного врача санэпидотряда. Нужна была методическая и консультативная помощь медслужбе 40-й Армии в противоэпидемическом обеспечении войск, в то же время приобретался опыт по организации такой работы в боевых условиях.

- Базировались мы в Кабульском центральном санитарно-эпидемиологическом отряде, - рассказывает Александр Георгиевич, - оттуда вылетали в разные районы ДРА. Среди военных был высокий уровень заболеваемости кишечными инфекциями, этому способствовали жара, недостаток воды, особенно во время боевых действий. Мы расследовали вспышки заболеваний, проводили противоэпидемиологические мероприятия и консультировали врачей и военных.

Там я встретил много вчерашних учеников - повзрослевших и возмужавших. Для десантных войск, которые составляли основу 40-й Армии, именно наш факультет готовил кадры медиков, и они прекрасно выполняли свой воинский и профессиональный долг. Поражали меня непритязательность наших военных в быту и в то же время высокий моральный дух. Они обыденно относились к войне, считая, что просто несут службу. Многому нас научили, особенно запомнился совет все время смотреть под ноги, чтобы не наступить на растяжку.

Труд подполковника медслужбы Михайлова был оценен медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», а приобретенный опыт реализован в учебном процессе. Акцент был перенесен от теоретической подготовки к практическому применению знаний в противоэпидемическом обеспечении войск.

После увольнения в запас Михайлов стал работать госпитальным эпидемиологом в клиниках Военно-медицинского института. А в 2009 году был приглашен в ОКБ заместителем главного врача по противоэпидемиологической работе, чуть позднее был организован отдел госпитальной эпидемиологии, где Александр Георгиевич трудится сегодня врачом. В его обязанности входят обеспечение эпидемической безопасности лечебно-диагностического процесса для пациентов и медицинского персонала, контроль за состоянием внутрибольничной среды ОКБ.

Врач Михайлов гордится тем, что наряду с военными наградами он имеет признание и сегодня: в прошлом году был награжден Почетной грамотой Министерства здравоохранения РФ.